Отчет о походе к «Улыбке Шхельды»

Поводом для этой поездки стало давнее желание очутиться на широко известной среди альпинистов и горных туристов поляне «Улыбка Шхельды» в Приэльбрусье.

Появление государственной границы между двумя некогда «братскими» народами России и Грузии и обострение отношений между ними заметно осложнили жизнь многим любителям гор. «Улыбка Шхельды», через которую проходят альпинистские маршруты на многие перевалы и вершины, обрела статус пограничной зоны, и теперь без специальных пропусков путь сюда заказан.

Так и оставалась для меня «Улыбка» манящей, но недостижимой несколько лет: очень уж не хотелось тратить и без того непродолжительный отпуск на бюрократические формальности. Однако в этом году многое коренным образом поменялось – пограничный режим во многих горных районах республики неожиданно смягчили, и за неделю до поездки в горы я нанесла визит нальчикским пограничникам. Процедура оформления пропусков для граждан России занимает около10 дней. Однако процесс можно ускорить, попросив направить готовые документы сразу в поселок Терскол.
Решив не ограничиваться одной лишь прогулкой на «Улыбку Шхельды», я и мои друзья из Москвы приготовились провести в горах несколько дней. Хотя жизнь в палатке и обед, приготовленный на костре, для нас привычны, в этот раз мы решили сделать выбор в пользу более комфортабельного отдыха. Причиной тому стали мой четырехмесячный сын и годовалая дочка друзей. Мы заранее забронировали два двухместных номера в трехэтажном коттедже в центре Терскола по демократичным ценам — 350 рублей с человека в сутки. Расценки типичны для середины августа: это не сезон для владельцев апартаментов, ориентирующихся на горнолыжников и сноубордистов.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

В качестве бонуса к удобствам апартаментов – роскошный вид на Донгуз-Орун. В день нашего приезда моросил дождик и пришлось довольствоваться лесной прогулкой вдоль реки Баксан и трапезой в местном кафе. Сейчас в Терсколе на плаву осталось лишь одно заведение общепита. После восьмимесячного простоя в 2011 году, когда из-за гибели туристов в регионе был введен режим контртеррористической операции, туриндустрия Приэльбрусья так и не восстановилась в прежнем объеме.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Утром следующего дня настроение у погоды явно улучшилось, и Чегет поманил нас к себе. Дети путешествовали с максимальным комфортом.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Поднявшись на первую очередь чегетской канатки, мы отправились к цветному озеру Донгуз-Орун Кёль. Оно образовано тремя разными источниками: ледниковым ручьем, родниками и нарзановыми водами. Граница между слоями отчетливо видна.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

К моему удивлению, на некогда очень популярной тропе было безлюдно и сиротливо.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Мы заметили признаки смягчения погранрежима: домик пограничников пустовал, а прошествовавший мимо нас отряд вежливо поздоровался, но про пропуска даже не заикнулся. Лишь старая табличка да вертолет, зависший над озерным провалом, напоминали, что контроль все же есть.
На финише второй очереди было заметно оживленнее. Туристов привлекали кафе с чебуреками и глинтвейном и смотровая площадка с видом на ледник «Семерка» — символ Приэльбрусья.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Третья очередь дороги с ее резким набором высоты с 2000 м до 3080 м моему сыну не понравилась. Поэтому на конечную станцию уже эльбрусской канатки — «Бочки» (высота 3800 м) – друзья отправились без нас.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

А мы пошли на водопад «Девичьи косы» — два часа плавного подъема по хорошей грунтовой дороге. Усилия стоят увиденного: мощный поток падает с высоты 30 метров, рассыпаясь по камням, как густые длинные женские волосы.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Если же не подниматься в гору, а идти по дну Терсколького ущелья размеренным шагом, то часа через три взору откроется не менее масштабный, но совсем иной по рельефу водопад — «Мужские слезы».

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Эльбрус же в этот раз показываться не захотел, плотно укрывшись облаками. Зато Шхельда «позировала» охотно.
Забрав у пограничников на терскольской заставе готовые пропуска, мы отправились на базу «Шхельда». В «колыбели советского альпспорта», как ее называют, царило запустение. И это в разгар сезона! Таксист, подвозивший нас до пограничного шлагбаума, посетовал, что и в соседнем лагере «Джантуган» тоже пусто, хотя раньше в это время от альпинистов отбоя не было. Но природа от отсутствия людей только выиграла. Живописная тропа, проходящая через светлый сосновый лес над речкой Шхельда, порадовала отсутствием бутылочно-бумажных следов цивилизации.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

О человеке здесь напоминали лишь полуразваленные строения сразу за лагерем да таблички с именами погибших альпинистов на всем протяжении тропы. Дело в том, что по этой тропе поднимаются на Шхельду, на пик Шуровского, на Чатын и на двуглавую Ушбу (с груз. «шабаш ведьм») — мечту многих альпинистов и их последнее пристанище. Эта вершина не дотягивает до пятитысячника, высота всего 4700 м, но считается самой красивой и самой сложной горой Северного Кавказа.

Среди табличек нашли и увековечившую подвиг пяти восходителей из швейцарско-австрийско-немецкой группы по руководством Вилли Рикмера Рикмерса. В 1903 году эти альпинисты впервые поднялись на вершину Южной Ушбы (4700м) и вернулись с нее. Рассказывают, что грузинский князь Дадешкелиани официально подарил Ушбу альпинистке из этой группы. Даже дарственная имеется. Такой вот широкий и, главное, абсолютно безобидный для княжеской казны жест.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Тем временем мы дошли до поляны, которую не спутаешь ни с каким другим местом. Посреди гор ровная площадка с песчаным пляжем, ручей полукругом обтекает крохотный островок леса и впадает в основное русло реки. Улыбка Шхельды.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Некоторые считают поляну энергетическим центром, «местом силы». Может быть, секрет кроется в кристально чистой и вкусной воде.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Или в застывшей мощи горного массива.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

В Нальчик мы возвращались не по привычной многим трассе «Азау—Минеральные воды», а через перевал Ак-топрак и Чегемское ущелье.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Эта дорога менее популярна, зато богаче на достопримечательности. Например, вот эта «гора-кольцо». Где-то здесь в свое время нашли стоянку древнего человека.

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

А в этих карстовых арках снималась одна из сцен советского фильма «Земля Санникова».

Ирина Талицына, Галия Шакирова, Елена Новикова

Кстати, не обошли кинематографисты своим вниманием и знаменитые Чегемские водопады. Здесь действительно живописно: водопадов больше десятка. Но популярность и близость к Нальчику сыграли с этим местом злую шутку: от туристических автобусов не протолкнуться. А местные жители сумели еще втиснуть в узкое место (ширина Чегемского ущелья 16-20 м при высоте скал до 300 м) рынок и многочисленные кафетерии. Шумно и тесно. Поэтому очень хочется, чтобы туриндустрия еще долго не добралась до поляны «Улыбки Шхельды» и это место оставалось прекрасным и неизменным, как создала его природа.

 

Источник

Отчет о походе к «Улыбке Шхельды»
Оценить
Print Friendly, PDF & Email
Share

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Share