Отчет о восхождении на Эльбрус с севера в августе 2014 года

Отчет Василия Самойлова о восхождении на Эльбрус с севера в августе 2014 года

DSC05224

Никогда не думал, что когда-нибудь стану альпинистом. По правде говоря, мне и сейчас кажется, что альпинист это кто-то, кем я пока так и не стал. Скорее я просто горный турист, если такие бывают. Даже представить себе не мог, что однажды окажусь на вершине пятитысячника или еще что-то в этом роде.
Как-то поздним вечером в командировке я наткнулся на потрясающий фотоотчет о восхождении на Монблан. Фотографии были настолько красивыми, что я влюбился с первого взгляда и стал искать любую полезную информация о том, как увидеть эти потрясающие места своими глазами. К сожалению, вскоре я выяснил, что Монблан все же не та гора, куда горному туристу любителю стоит восходить в первый раз. В связи с этим захотелось испытать себя чем-то не менее значительным, но более доступным. Так выбор пал на Эльбрус. Хотя Эльбрус выше Монблана: 5640 м против 4810 м, но в хорошую погоду считается технически менее сложном. Кроме того, Эльбрус дает отличную возможность испытать свой организм на более простом, но в тоже время более высокогорным маршруте. Так я впервые решил отправиться в горы, а Аня, как всегда, меня поддержала.
На Эльбрус, как и на любую гору, есть несколько маршрутов со всех сторон света. Мы решили, что будем восходить с севера: меньше навязчивой инфраструктуры, меньше людей, меньше культурный слой и больше горных красот. Считается, что с севера восхождение чуть более сложное из-за отсутствия подъемников и ратраков, которыми почти все пользуются при восхождении с юга. Однако с севера обычно поднимаются на восточную вершину, а с юга на западную, которая на 20 метров выше. Нам это никогда не казалось принципиальным.
Отчетов о восхождении на Эльбрус в сети очень много, но из действительно толковых и достаточно подробных я нашел только один: отчет Дмитрия Ковинова. На мой взгляд, автором проделана титаническая работа. Как я узнал позже, Дима писал этот отчет целый год! Зато вся полезная и необходимая информацию по восхождению там есть. В общем, если вы собрались на Эльбрус, настоятельно рекомендую изучить отчет Дмитрия. Там есть подробные фотографии всего маршрута и все технические данные.
Для того чтобы подготовиться к восхождению в конце июня мы поехали в Австрию в Зельден и две недели там шатались по горам. Не знаю, на сколько это действительно было необходимо, но мы прекрасно там провели время. Каждый день мы выбирали маршрут и шли в горы. Бегали по окрестностям, гуляли вокруг горных озер, скованных голубым льдом, гонялись за овцами и ели жареную картошку с настоящими альпинистами в горных приютах, добраться до которых можно только пешком или на вертолете. В день получалось от 15 до 35 километров с набором высоты до 2000 м, а вечерами возвращались в наш гестхаус, отдыхали и смотрели фильмы про восхождения.
В основном восхождение на Эльбрус осуществляется организованными группами в составе коммерческих лагерей. Так, в Москве можно купить туры, в которые будет включено все кроме перелета до Минеральных вод. Нам идея идти в группе с другими людьми казались не самой привлекательной по ряду причин. Все восходители идут в одном темпе (в темпе самого медленного члена группы), если кто-то дальше идти не может есть шанс, что вся группа развернется и тоже никуда не пойдет. Забегая вперед, скажу, что такие истории происходят, как минимум раз в день или даже чаще. На одном из сайтов мы прочитали, что каждый член группы на один день назначается ответственным за приготовление пищи для всей группы. Готовить на десять человек, а еще хуже, есть то, что приготовили другие – это точно не наша тема. На самом деле, как мы потом выяснили, в приличных лагерях есть и кухни, и повара и даже портеры (носильщики), и конечно на весь лагерь вас никто не будет заставлять готовить еду. Однако оставался еще один немаловажный аспект – финансовая сторона вопроса. Туры были совсем не дешевые и платить такие деньги фактически только за гидинг нам не хотелось.
Большая часть подъема от базового лагеря до вершины это технически не представляющий сложности переход по зеленым холмам. Находившись по таким горам в Австрии, нам было ясно, что там гид нам понадобится вряд ли. Проблемным виделся лишь заключительный участок от штурмового лагеря до вершины. Весь маршрут проходит по вечному снегу, на маршруте есть трещины, да и высота уже гораздо серьезнее. Да, там идти без гида нам не хотелось.
Надо понимать, что гид на Эльбрусе – это, в первую очередь, твоя психологическая поддержка: «Да, я иду с гидом, я молодец, значит все будет хорошо». Если трезво посмотреть на эту ситуацию, то тропа там одна и она очевидная, в хорошую погоду заблудиться негде. Вместе с тем, вовсе не факт, что ваш «гид» умеет страховать или вытаскивать людей из трещин, и нет никаких гарантий, что гид вообще рискнет своей жизнью ради вашей, если вдруг что-то случится. Ну и если вдруг вам станет плохо, то вертолет за вами не прилетит, и спуститься вы можете все равно только своими ногами.
В любом случае, как и всегда, полагаться можно только на себя, на свой опыт и свои силы.

Как я и предполагал, примкнуть к какой-то группе, или найти себе гида на месте не представляет никакой сложности, цены у всех примерно одинаковые. В общем, в сезон июль-август, можете смело приезжать на гору, освоится там и найти гида, который вас сопроводит на вершину, разумеется, если у вас есть свое снаряжение и вы готовы сами себе готовить еду.
От нечего делать в палатке я каждый день делал кое-какие записи, что-то вроде дневника. Спустя два с половиной года они отлично помогают восстановить мне ход событий. Оставляю их почти в нетронутом виде.

«Вот мы и здесь! В 11 утра мы прилетели в Минводы. В аэропорту нас ждал Юра. Мы договорились с ним о трансфере из Москвы за 5 минут до начала посадки в самолет. Трансфер, которым мы должны были добираться по плану, показался слишком дорогим и неудобным. В итоге, в конце я был рад, что мы все же поехали с Юрой. Хороший и очень позитивный человек, всю дорогу рассказывал нам про горы и экипировку. У Юрия есть небольшой магазинчик в Минводах, где мы купили так необходимый нам газ для горелки. До базового лагеря, что расположен у самой поляны Эммануэля мы доехали часа за 2-3, точно уже и не помню. Несмотря на плохую дорогу, мы все же спустились до низу, но через речку пошли уже пешком. Юра проводил нас до лагеря.»

Всего на поляне было несколько коммерческих лагерей, ржавый кунг с оборудованной внутри кафешкой и хаотично расставленные палатки. Каждый лагерь был огорожен подобием забора, увешенного гигантскими полиэтиленовыми плакатами рекламного содержания. В лагере была оборудована большая палатка – кухня, где пахло пропавшими овощами, и сколоченное из нестроганных досок подобие душевой кабины. Честно говоря, вид у всего был достаточно убогий.

DSC05038

«В лагере, да и на поляне в целом, мне не понравилось. Шумно и совсем не уютно. В первый же день мы сходили на прогулку до источников Джилы-су, но зрелище было скорее плачевное, чем красивое.»

DSC04951

Сами источники Джилы-Су представляли собой грязную скользкую яму. Вокруг всюду из грязи торчали обрезки труб, какие-то железки, битые кирпичи и осколки кафеля – все, чем люди пытались обустроить это место. В самом приямке неподвижно стояли люди, плотно прижавшись друг к другу. В это время из источников шла не вода, а «лечебные» испарения. Нам еще повезло, что мы не видели, как этот приямок заполняется водой и все те же люди, также плотно прижавшись друг к другу принимают там «ванны». Где-то неподалеку нам попалась табличка с расписанием работы источников. Примечательно, что мужчины и женщины должны были принимать «ванны» в разное время. Это показалось мне смешным и логичным одновременно.

Вокруг источников широко раскинулся стихийный лагерь. Люди приезжают сюда на Газелях, открывают заднюю дверь, на две палки натягивают синюю пленку, чтобы соорудить подобие навеса. Достают огромный газовый баллон, газовую плиту, ставят все это на землю. Вместо пола — грязь. Там они живут, кушают, а спят прямо в машине. Мусор складывают вокруг. И так делают почти все. Такой простой отдых. Что меня удивило – почему синяя пленка? На фотографии видно, что почти все используют именно этот цвет. Это ужасно.

Возвращаясь обратно, встретили одного из МЧСовцев, который приехал сюда с семьей. Он работать, семья – отдохнуть. Какое-то время мы шли вместе и он рассказывал о лечебных свойствах воды из источников. Мы к такой медицине относимся немного скептически, но судя по всему люди верят в чудесные исцеления и приезжают сюда толпами. Жаль, что место с безупречно красивой природой просто уничтожается. Люди готовы разводить всю эту грязь и жить в ней без тени сомнений и неудобства. Аня спросила меня: «Почему эти люди так одеты, и как они могут здесь жить?». На что я ответил, что цивилизация просто еще не дошла до этих мест. Особенно сильно контраст ощущался на фоне нашей недавней поездки в Австрийские Альпы.

Если бы это место находилось в более цивилизованной стране, такого бы не было. Были бы чистые зеленые горы, аккуратные одинаковые гостевые домики, небольшой магазинчик, кафе, туалеты и душевые с горячей водой, часть территории была бы отдана под аккуратный палаточный лагерь. Для каждого было бы достаточно места, чтобы припарковать машину, поставить палатку, столик со скамеечками и место для разведения огня. Источники были бы убраны в аккуратные чистые купели. Было бы где переодеться, оставить вещи. Наверное, в этой вселенной люди не стояли бы прижавшись друг к другу по колено в грязи.

DSC04962

Если отвернуться от этого места и смотреть в другие, менее обжитые, стороны, то везде очень красиво! Аккуратно протоптанные тропинки, горные ущелья, реки, ручьи и водопады. В одном месте, кусок скалы, сорвался в ущелье и получился «каменный мост». Здесь же находятся несколько источников нарзана. Никогда не мог себе представить, что нарзан прямо из-под земли выходит газированным. Я был уверен, что газом его насыщают при розливе. Оказывается – нет. Удивительно! Мы набирали воду в источнике прямо у самого лагеря. Вода очень холодная. В выходные дни много народу. Удобств, разумеется никаких. Набирая воду, думаешь только, как бы тебе не рухнуть в воду со скользких камней. В общем, самое главное, что вода там вкусная и пригодна для питья. Остальное нас волновало уже гораздо меньше.

DSC05013

«Перед нашим приездом четыре дня шел дождь. Мы приехали во второй половине дня и все было окутано облаками. Белоснежную двуглавую вершину Эльбруса мы увидели только на следующее утро. Как же она красива! В лагере нам совсем не сиделось, хотелось подняться повыше и почувствовать себя в горах, а не в захолустном кемпинге.»

DSC05039

Утром второго дня в лагере мы познакомились с Алимом. По мере поступления клиентов он работал гидом, но в основном, каждый день он работал портером. Портеры носят грузы с нижнего лагеря в верхний и наоборот. Я обсудил с ним нашу программу, сказал, что через пару дней мы хотим сделать акклиматизационный выход на скалы Ленца и еще через день подняться на вершину. Он с легкостью согласился нас проводить. Мы договорились о цене в 15’000 р. и он попросил треть авансом. Договоренность с ним позволяла нам без проблем пользоваться инфраструктурой их лагерей, как внизу, так и на 3800 м. Конечно, палатка у нас была своя, еду нам никто не готовил, но мы хотя бы могли делать заброски и оставлять часть своих вещей в палатке лагеря.

«На второй день мы утром ушли из лагеря. Собрали свои огромные и очень тяжелые рюкзаки и пошли выше. Поднялись до аэродрома, потом преодолели еще несколько взлетов и были на следующем плато. Забрав левее в сторону грибов нашли тупиковое местечко с ручейком и ровным местом для палатки. Тут и остановились. Чудесное место, а вокруг ни души. Приготовили себе обед, разложили вещи, я даже немного вздремнул. В четыре часа мы вышли на акклиматизационный выход. Хотели подняться до штурмового лагеря на 3600 – 3800 м. Налегке идти было проще. Пока не знаю, как это повлияет на наше самочувствие все же подняться на 3800 м на второй день — это прилично.

На высоте 3800 м находится штурмовой лагерь, отсюда люди выходят на штурм вершины и сюда же возвращаются после. Лагерь разбросан по острым скалам, камням и морене. Сразу за лагерем начинается снег, лед и белоснежный путь наверх. Не знаю, как передать суетную и беспокойную атмосферу там царившую. Все проводили время в сборах, в приготовлении пищи, обсуждением маршрутов и т.д. Все смешалось среди камней и штурмовых палаток: русские, французы, белорусы, украинцы, немцы, англичане, американцы. Тут и там скворчали горелки, разогревая воду и каши.

DSC05091

Долгое время до нашего приезда непогода не пускала альпинистов наверх, и они были вынуждены ждать в лагере. В тот день мы впервые поднялись на 3800 м. Был первый хороший день, но все еще дул очень сильный ветер. Почти все группы восходителей вернулись, так и не покорив вершину. Большинство из них шли вниз. Отпуска не могут длиться вечно.

Наверху у меня разболелась голова и болела пока мы не спустились и легли спать. Вернулись мы уже затемно. Ночь на высоте 3000 м вдали от людей была замечательной. Гораздо лучше, чем внизу.»

Так уж вышло, что головные боли преследовали меня почти все время. Я думаю, что это связано с давлением: чем выше поднимаешься – тем ниже атмосферное давление. А если ты высоко и в тоже время погода начинает портиться, то это лишь усугубляет ситуацию. Обычно от мигрени я спасаюсь ибупрофеном, но в этот раз по чистой случайности, во время сборов, мы оставили его дома, а обнаружили это только уже в горах, где ни аптек, ни врачей, разумеется, не было.

«На третий день вершину Эльбруса с нашей поляны видно уже не было. Наверху все было в облаках. Но мы решили не отступать от намеченного плана и подняться до штурмового лагеря, чтобы оставить там часть тяжелой снаряги и еды. Подниматься решили мимо грибов. Оказалось, что они прямо над нами. Когда мы были там все небо было уже плотно затянуто облаками, капал мелкий дождь. Грибы действительно необычно выглядят, но в такую серую погоду мы даже не стали фотографировать. Решили, что обязательно вернемся туда в солнечную погоду. Дальше наш путь проходил по пологому склону, отходившему от Лунной поляны. Вокруг все затягивало плотным туманом и когда мы наконец вышли на тропу – было сложно что-то разобрать. Впереди нас ждал серьезный каменистый подъем. Не разбирая тропы, мы карабкались наверх, нарезая немыслимые петли. Но все же, в конце концов, мы добрались до лагеря. Скинули вещи и… начался дождь, град и снег одновременно. Мы переждали погоду на кухне Лаколита, где нам налили по тарелке вкусной куриной лапши.

За столом разговорились с французским гидом, который привез целую группу. Они пережидали непогоду. Француз был из Шамони, поднимался на Эльбрус 20 лет назад, тогда же первый и единственный раз был в Москве. Сказал, что все горы сложны и Эльбрус и Монблан. Погода – то, что делает горы такими, сказал он. Все это время на улице сыпал снег, но несмотря ни на что мы двинулись вниз. На Лунной поляне во время грозы было страшно. На этот раз мы двигались четко по тропе и уже через два часа были в нашей палатке.»

DSC05080

Эльбрус – это не только наивысшая точка в России, но и наивысшая точка Европы. Эльбрус входит в программу 7 вершин (одну из самых популярных альп. программ мира). При всем этом, нет ни одной подробной карты этого региона! Мне кажется это невероятным, но тем не менее, факт – есть факт. Ни одной нормальной топографической карты! Более того, подробных снимков Эльбруса нет ни на Яндекс, ни на Гугл картах. Это как так?! До этого мы были в Австрии, где есть общие карты, подробные карты, и очень подробные. На картах обозначены всё, даже едва различимые тропы. Обозначены приюты, высоты, вершины, реки, ледники и все-все-все. Здесь же нет ничего.

«На следующий день мы решили сбегать в самый низ налегке, принять горячий душ и набрать нарзана. Но основной задачей на день было поднять наш лагерь (палатку и основную часть вещей) с 3000 м на 3800 м. На спуске удалось хорошо поработать и уже через час мы были в самом низу. Пока сидели в лагере посыпал огромный град, а небо затянуло тучами. Град закончился также неожиданно, как и начался и мы решили идти наверх. В шутку я сказал, что если мы спустились за час, то подняться сможем за час пятнадцать. На самом деле поднялись мы еще быстрее, всего за 1 час и 8 минут.

DSC05158

Не успели мы добраться до палатки, как начался ливень. Обед пришлось готовить прямо в тамбуре, не выходя из палатки. Дождь так и не собирался заканчиваться и серьезно ломал нам все планы на подъем лагеря на 3800 м. Мы обозначили для себя контрольное время выхода на 17-00, чтобы успеть подняться до темноты. Время шло, дождь продолжался, а мы все валялись в спальниках.

Давно хотел записать интересное замечание, когда долго лежишь на спине в палатке под дождем. Капли ударяются о палатку буквально в нескольких сантиметрах от твоего лица. Появляется странное ощущение, что капли падают тебе прямо на лицо, а ты сам что-то вроде лужи. Ерунда конечно.

Не знаю, что меня заставило в 16-30 начать собирать вещи, дождь не становился слабее. Но решение оказалось правильным. Я сказал, что если дождь все же закончится, нам надо будет сразу выходить. Так и случилось, ровно в 17-00 дождь вдруг закончился и мы тут же вышли. По пути встретили людей, которых зачем-то понесло наверх в самый ливень, они вымокли сами и промочили все вещи. Сейчас они разложили все свои барахло по Лунной поляне и пытались его высушить. Мы посоветовали им разбить лагерь и спокойно переночевать, но они сказали, что идут на 3800 м несмотря ни на что. Истинные безумцы!

Мне подъем дался нелегко, рюкзак все же был тяжелее, чем вчера. Но на закате мы были на месте. Сухие! Поставили палатку на маленькой выровненной площадке среди камней, где могла поместиться только наша палатка. Приготовили еду и легли спать.»

DSC05172

На следующий день мы попробовали походить в кошках по снегу, у меня опять разболелась голова, я подремал, а потом мы пошли в Лаколит, где за чашкой чая познакомились с Андреем – местным гидом. Андрей, по-моему, очень опытный альпинист и удивительный человек, отшельник, почти круглый год живет в хижине в лагере на 3800 м. Он показался мне одним из тех людей, которые больше любят слушать, чем говорить. Андрей рассказал про то, как питается солнечной энергией, не ест мясо и водит туристов на гору. Одним из таких туристов был мужчина, который сидел с нами за столом. На утро у них было запланировано восхождение. Мужчина был из Таганрога и в противовес Андрею, любил почесать языком. Извечно поспорили с ним о том, где жить лучше, где дешевле, о вреде пальмового масла, дешевых помидорах и присоединении Крыма. Еще за столом с нами сидел пожилой мужчина, никак не моложе 60 лет. Он тоже собирался на гору. Мы уже не раз встречали его на маршрутах раньше. Он собирался идти один, сказал, что был на горе уже столько раз, что помнит ее наизусть. Судя по всему, альпинист еще старой советской школы. Он заварил себе крепкого чая с лимоном, залил в две пластиковые бутылочки по 0,5 литра, сказал, что ему этого хватит и пошел спать.

DSC05234

«Мы договорились с Алимом, что он поднимется в лагерь к девяти утра и мы сходим на акклиматизационный выход до скал Ленца. От идеи ночевать на скалах все уже отказались. Во-первых, все кто ночевал там, говорили об ужасном холоде, а во-вторых, о ветре, который не давал спать. Утро выдалось чудесным, вся гора была на фоне ясного голубого неба. Алим опоздал и пришел только в 9-30, нам пришлось ждать его пока он придет в себя после подъема тяжелого груза с нижнего лагеря, перекусит и соберется. На гору мы вышли только около одиннадцати утра. Светило яркое солнце и было очень жарко. Сперва, я шел за Алимом в нормальном темпе, Аня шла сзади. Но потом Аня вырвалась вперед и сильно ускорилась, а за ней и Алим. До нижних скал Ленца 2,5 км и 850 метров набор высоты. В итоге, Аня поднялась за 1 час 25 минут, а я только за два часа. Я честно полагал, что выше мы сегодня не пойдем, а сразу пойдем вниз, но ребята убедили меня пройти еще час, и подняться до средних скал, а дальше посмотреть по самочувствию.

Через два часа мы были на отметке в 5100 м – верхние скалы Ленца. Шли уже гораздо медленнее, мне было комфортно, и я почти не отставал. На самом деле во время этого подъема я подумал, что счастлив. Сбылась моя мечта почувствовать себя альпинистом. Шаг за шагом подниматься в гору на сумасшедшей высоте. Светило яркое солнце и где-то внизу остались другие группы, лагеря и все, все, все, а мы шли наверх и впереди был только Эльбрус. Дышать становилось все труднее: вроде делаешь глубокий вдох, а воздуха все равно не хватает, кажется, что дышишь впустую. С отметки 5 100 м до вершины, по словам Алима, оставалось 2-3 часа и самое удивительное, что у меня еще оставались силы двигаться дальше. Но с юга дул слишком сильный ветер и время было уже около 15-00. Погода могла поменяться в любую минуту и мы двинулись вниз. Все скалы мы прошли достаточно быстро, а потом был долгий мучительный спуск до лагеря. Мы взяли с собой слишком мало жидкости, пить хотелось ужасно. Добравшись до лагеря мы повалялись в палатке, моя головная боль утихла и мы пошли ужинать.

Вообще здесь на севере Эльбруса очень много интересных и позитивных людей. Так мы познакомились с Лизой Паль – профессиональным фрирайдером, гидом и альпинистом. Познакомились с массой туристов, такими же, как и мы. Так как маршрут здесь у всех один и тот же, то со многими встречались по несколько раз на дню, обсуждая планы и опыт восхождений.»

DSC05217

На следующий день обещали отличную погоду идеальную для восхождения. Надо было идти, но не обошлось без форс-мажора. Алим сказал, что не сможет пойти с нами завтра на гору потому что Лиза берет его вторым гидом для своей большой немецко-говорящей группы тирольских итальянцев. Алим ни слова не понимал на английском, но на удивление знал немецкий. Мне было несложно подождать еще день, а на следующий подняться с Алимом наверх. Был конечно риск, что погода снова испортится, но прогноз был хороший. Ситуацию немного осложняла Аня, у нее начинался насморк и ей совсем не хотелось сидеть на 3800 м. еще пару дней. Аня настаивала, чтобы мы закончили с восхождением, как можно скорее. В тоже время идти с группой Лизы и Алима, как они нам предлагали, она тоже не хотела, т.к. они собирались выходить в полночь и было непонятно в каком темпе они пойдут. Кроме того, все вокруг говорили, что ночью будет очень холодно. В этом случае нам могло быть холодно вдвойне (если группа пойдет медленно). Тогда, я предложил налегке спуститься в базовый лагерь и там провести сутки, восстановить силы и вообще это могло бы быть полезным для акклиматизации, но она наотрез отказалась. Мы ходили по разным лагерям в поисках гида, но никого свободного «на завтра» найти так и не удалось. В итоге решили пойти за группой тирольцев, но выйти на пару часов позже, чтобы по пути нагнать их и не замерзнуть. Алим, договорился с одним пареньком Азаматом, чтобы тот нас проводил. Азамат работал портером вместе с Алимом и согласился пойти с нами.

«Сейчас все уже решено. Мы лежим в палатке, пытаясь согреться и переждать непогоду. Выходим сегодня в три часа ночи. Аня что-то читает, я пишу дневник. Да, мне лично страшно. Страшно, не замерзнем ли мы ночью, хватит ли сил догнать основную группу, хватит ли сил подняться на вершину, хватит ли сил на обратный путь. Да мало ли что еще может случиться. При этом в плане холода, я переживаю за Аню больше, чем за себя, а в плане сил – наоборот. Все же не могу сказать, что на высоте 5100 м я чувствовал себя отлично. В общем, наверное, лучше гнать эти мысли прочь, что будет, то будет. В плане акклиматизации мы приняли, наверное, почти все меры, а в остальном.. не самые же мы хилые здесь. Немного поспать и в путь.

Первая мысль: “мы не догоним группу Алима, они ушли слишком далеко”. Аня, как обычно, будет ворчать, что мы выходим слишком рано. Все же встали, время около двух ночи. Холодно. Вылезаю из палатки. Ночь тихая и ясная. В свете луны отчетливо видна гора. Будто серебряными нитями по склону тянутся вереницы людей с фонариками. Группы начали выходить еще в полночь и сейчас, первая из них, уже подходила к нижним скалам Ленца. Догнать их невозможно. Меня немного злила Анина сонная нерасторопность. Я же собрался почти моментально. Решил ничего не есть, выпил чаю со сникерсом. Не хотелось во время восхождения тратить лишние силы на переваривание пищи. Мы вскипятили воды для термоса, заварили чай и сделали две бутылки кипяченой воды с медом и лимоном. Этого должно было хватить. Из одежды я надел на себя два слоя термобелья, флиску, штормовку goretex и сверху пуховку. На ноги одел термобелье, трекинговые штаны и пуховые штаны.

В 03-15 ночи мы вышли на гору. Сразу стало ясно, что скоро будет жарко. Ночь была почти теплая. Стоило нам начать движение, я снял пуховку и стало нормально. Шли в связках. Это добавляло мне спокойствия. Во-первых, я был спокоен за трещины, а во вторых это хоть немного сдерживало Аню, которая шла третей. Это позволяло нам идти с нормальным для меня темпом.»

DSC05285

Надо сказать, что Азамат, как и мы тогда, не имел никакого понятия о том, как и какие узлы нужно завязывать на веревке, как встегивать карабин. Казалось бы австрийский проводник и восьмерку гид должен вязать с закрытыми глазами, но на фотографии выше все хорошо видно. Когда мы поднимались с Алимом на скалы Ленца за день до восхождения, он просто сказал, что связываться нам не к чему.

«До нижних скал мы дошли за 2 часа 11 минут. Я немного взмок, но чувствовал, что сил еще много. У нас за спиной занимался рассвет. Азамат явно начал уставать. Мы шли уже чуть медленнее. Я злился на него из-за того, что он иногда останавливался и не выбирал веревку, на которую я наступал кошками. Несколько раз он останавливался, чтобы сделать паузу минут на 5-10, но мы с Аней гнали его дальше. На средних Ленца взошло солнце. Бесподобное зрелище. Яркое солнце, розовые горы и тишина. Через некоторое время мы одели очки, чтобы не обжечь глаза. Никаких высотных симптомов у меня не было, дышалось легко, голова была абсолютно свежая. Еще на нижних Ленца мы заметили несколько групп, двигающихся выше на 500-600 метров. Крошечные точки едва различимые в дали, со временем приобрели вполне реальные очертания. Темп у большинства из них был очень медленный и на верхних скалах мы обогнали большинство из них, к куполу восточной вершины мы подошли первыми.

DSC05283

IMG_0068

Группы, которые шли впереди нас ушли на западную вершину траверсом через седловину в том числе и группа Алима. После непродолжительного обсуждения мы решили подняться на восточную вершину. Азамат сказал, что не знает трещин на траверсе, да и я был не уверен, что мне нужна именно западная. Сил вроде бы было еще достаточно, но взлет оказался сложным. Во-первых, крутой уклон, а во-вторых довольно глубокий снег. Я старался смотреть под ноги и не смотреть вперед, шаг за шагом, шаг за шагом. Анька почувствовала свободу и убежала наверх. Через тридцать минут после нее, и я поднялся к скале. Азамат провел нас по траверсу, к самой вершине и вот мы у цели!»»

DSC05299

К самой вершине мы поднялись в 09-20 утра, то есть примерно за 6 часов. Говорят, это быстро, но мне кажется мы ели тащились. Если идти еще медленнее, кажется, что вообще никогда не взойдешь. Хотя, думаю, дело в том, что мы шли почти без остановок. Возможно многие идут также, как и мы или даже быстрее, но через каждые 100 метров им надо постоять, отдохнуть, подышать или еще что-то. Сейчас могу с уверенностью сказать, что сам процесс мне понравился гораздо больше, чем стоять на вершине. Фантастический вид? Нет, я бы не сказал. На рассвете было гораздо красивее. Восточная вершина Эльбруса не имеет какого-то конкретного и очевидного пика, на который можно было бы вскарабкаться. Кстати, там хорошо видно, и сразу становится ясно, что Эльбрус – это вулкан. От высоты Аньке стало немного припекать голову, и она торопилась поскорее спуститься.

«И все же какое-то удивительное чувство присутствовало там, чувство какого-то отстранения. На спуске мы встречали людей, кажется, некоторые из них были не в себе, они бездвижно сидели под скалой или молча брели куда-то. Вокруг была тишина.

Во время спуска, я жалел только о том, что не взял с собой лыжи. Если еще раз окажусь на Эльбрусе, надо обязательно взять их с собой. Спуск казался бесконечным. Ребята пытались скользить вниз, у Аньки скользили штаны, она села на склон и отталкивалась палками. Азамат как-то пристроил клапан от рюкзака и ехал на рюкзаке. У меня же ничего не скользило и пришлось идти пешком. Когда идешь наверх у тебя есть мечта или цель, к который ты стремишься. По пути вниз, ты просто идешь по бесконечному склону. Ты устал, тебе жарко и идти тебе еще часа четыре. Ужас. Другое дело на лыжах! Спуск там вполне подходящий. Круто конечно, жестко, местами лед, но я бы спустился.

После скал Ленца встретили Алима, он шел один, спускаясь с западной вершины. Его группа успешно добралась до вершины и вместе с Лизой ушла на юг. Дальше мы пошли с Алимом. Шли, не торопясь, о чем-то разговаривали и так постепенно спустились».»

DSC05317

В тот же день, немного повалявшись у палатки на солнышке (солнце светило так, что в палатке было очень душно), мы собрали вещи и спустились к своему любимому месту на высоте 3000 м.

IMG_9060

Потом было несколько беззаботных дней в горах, мы гуляли, Анька бегала. Кушали в кафе, купили хычинов, лимонада, и пива. Устроили в лагере с Алимом и Азаматом небольшую вечеринку. Азамат даже откуда-то притащил кальян. Потом несколько дней мы пытались купить сыр в кашаре, где люди любили алкоголь, чуть больше, чем следовало бы, а потом позвонили Юре и он отвез нас в аэропорт.

DSC05438

О безопасности

Собираясь в горы, никогда не стоит забывать: люди погибают в горах, это правда и это происходит здесь и сейчас. Перед самим восхождением мы собирались отметиться на пункте МЧС на 3800 м. По правилам они должны записать: кто, с кем, когда и куда собирается, и когда планирует вернуться, чтобы в случае чрезвычайной ситуации они могли понять: когда, где и кого пора искать. Однако почему-то в их кунге мы обнаружили только каких-то непонятных людей, которые к спасателям не имели никакого отношения. По словам местных, МЧС работают вахтами и на северном склоне у них две базы. Одна в самом низу и одна здесь, на высоте 3800 м, которую они по возможности сдают. Сами они, иногда выпивая, отлично проводят время внизу и за всю вахту могут ни разу не подняться в лагерь на 3800 м. Мы, кстати, их тоже так ни разу наверху и не встретили.

Человеческая жизнь здесь ничего не стоит

Вместе с тем, Эльбрус полон трагедий. 5000 м уже серьезная высота и самая небольшая ошибка, изменение ветра и перемена погоды могут стоить и стоят человеческих жизней. Например, история, которая случилась здесь и сейчас. Французская группа, с гидом которой я разговорился в лагере, вернулась так и не взяв вершину, а один из участников вернулся слепым. Зрение скорее всего вернулось к нему через пару дней, но этот подъем чуть не стоил ему жизни. Я не знаю, зачем он снял защитные очки. Милая женщина повар, которая как-то приютила нас и налила нам по тарелке вкусной куриной лапши, через несколько дней собиралась домой и в самом низу у поляны Эммануэля, где каждый день проходят десятки, а то и сотни человек, на спуске сорвалась в пропасть. Мы тогда спросили Алима, почему же никто в этом месте не провесит перила, там ведь действительно опасно и сорваться вниз проще чем пройти прямо. Алим сказал, что сделать что-то для всех, это взять на себя ответственность, а таких желающих у нас нет. Сразу после нашего отъезда в новостях был сюжет о женщине, опытной спортсменке, которая, не смотря на свой прошлый опыт на Эльбрусе, исчезла без следа. Не было бы ни дня, чтобы мы не услышали какую-то историю о людях, чье восхождение обернулось бедой. Большая высота, недостаток кислорода и переменчивая погода делают свое дело.

Про еду и экипировку

IMG_0032

Аня: «Для меня самым сложным было — это собрать минимум вещей, ведь мне надо было еще и бегать почти каждый день, на фото выше вы видите все вещи на 10 дней. Меньше вещей у меня еще никогда не было.»

IMG_0066

Примерно за полгода до восхождения я начал подготовку и подбор необходимого снаряжения. Представления о том, как должен выглядеть полностью экипированный альпинист у меня не было вовсе. Во всем пришлось разбираться с самого начала. Между тем, в вопросах экипировки, сколько людей, столько и категоричных мнений. У каждого свой единственно правильный взгляд о том, что и зачем нужно альпинисту. По итогу я заказал прямо из штатов две огромные коробки с экипировкой (палатку, рюкзаки, одежду, спальные мешки и даже два ледоруба). Что-то купил на официальном сайте Blackdiamond, все остальное в огромном мультибрендовом аутдор магазине Backcountry.com. Получилось в разы дешевле, чем покупать в Москве. Плюс не было никаких проблем с наличием понравившихся мне моделей любых размеров и цветов. Уже никто не говорил мне: «Зачем вам именно эта палатка? У нас ее нет, но есть такие же, только гораздо лучше. Палатка, которую вы выбрали внутри воняет и вы замучаетесь ее устанавливать». Все эти споры с магазинными «экспертами» — самое трудное в процессе выбора и покупки экипировки. Свои американские покупки я до сих пор считаю чуть ли не лучшим вложением в жизни, во-первых, курс доллара тогда был ближе к 30 рублям чем к 70, и даже с учетом доставки получалось существенно дешевле чем покупать все это у нас. Самое главное, магазины в Россию привозят только процентов десять того, что доступно на американском рынке. Ну и на конец, уже не первый год все вещи нам хорошо служат, а это главное. Остальную экипировку и снаряжение мы купили в Спорт-марафоне. Это, наверное, единственный аутдор магазин в России, где приятно делать покупки.

Когда я пишу, что у нас были тяжелые рюкзаки – это субъективно. На самом деле у нас не было ничего лишнего: минимум одежды – только самое необходимое, палатка, пенки, спальные мешки, горные ботинки, кошки, обвязки, трекинговые палки, ледорубы, фонарики, паурбенки, еда и все, что с ней связано. Горелка, газ, набор из двух кастрюлек, двух тарелок и двух чашек, и конечно термос. Выбор еды был тоже небанальным. О том, чтобы есть бутерброды с копченой колбасой и варить борщи в палатке не могло быть и речи. Мы и в повседневной жизни едим такое не часто. При сборах руководствовались тремя правилами. Во-первых, минимум времени на приготовление. Всю еду мы планировали готовить на нашей газовой горелке, а баллоны с газом совсем не легкие. Так, например, мой любимый рис пришлось оставить дома, не варить же его там. Во-вторых, еда должна весить как можно меньше. Ну и, в-третьих, еда должна быть вкусной, как мы любим.

IMG_0059 IMG_0063 IMG_0026

В итоге брали только то, что можно быстро приготовить. Взяли, разумеется, гречку, кус-кус и паленту. Все эти крупы вкусные и готовятся моментально. Взяли тунца в жестянках, несколько банок тушенки и сыр. Чай в пакетиках, мед, сгущенку, и кучу маленьких шоколадных батончиков – сникерсов, марсов, натсов. Взяли какие-то орешки, сухофрукты и всякую мелочь. Еще у нас было несколько пакетов с сухими сублимированными обедами из Австрии и даже ризотто с белыми грабами быстрого приготовления. Аня заранее продумала и составила наше «меню» на каждый день восхождения, что бы не тащить лишнего и не остаться голодными. Мы были вдвоем и планировали питаться автономно на протяжении двух недель, поэтому еда – это примерно четверть веса всего нашего багажа. Еды получилось больше, чем нам потребовалось. В основном из-за того, что мы ни раз с аппетитом поели в кафешке в базовом лагере и как-то раз пообедали в Лаколите. Многие пишут, что в горах у них пропадает аппетит и мучает бессонница. Слава Богу, ни с аппетитом, ни со сном у нас проблем ни разу не было, как сказал Алим – «Где голову положу, там и усну», так и мы.

IMG_9070

Аня: «Бег был увлекательным занятием на Эльбрусе. Так как тропа всего одна, то часто приходилось бегать по ней и встречать удивленные взгляды, особенно если поднимаешься от аэродрома. Иногда надо было найти новый маршрут, но это было сложно. Эльбрус не приспособлен для бега — так как нет развитой сети троп. Как только уходишь с основной дороги, то ноги сразу попадают на неровную поверхность и бег больше похож на прыжки. Но я справилась и было в этом что-то захватывающее. Особенно на высоте больше 3-х тысяч.»

IMG_9073

IMG_9017

DSC05420

Отчет о восхождении на Эльбрус с севера в августе 2014 года
Оценить
Print Friendly, PDF & Email
Share

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Share