Плато «Канжал»

Плато «Канжал»  (2850 м) (каб. Къэнжал – металлическая пластина).

Иные названия:

— Кан-жол, от тюркского «Кан жол» («Кровавая дорога» или «Ханская дорога»);

— Кинжал.

плато канжал

Плато Кинжал (г. Западный Кинжал, 2829 м), плато Бечасын (г. Бечасын, 2364 м))

  • Жатмазский хребет (2127 м, Шиджатмаз; Кичмалкинское плато (2055 м, Манглай), Долина Нарзанов, Бермамытское плато (2644 м, Мал. Бермамыт);
    поперёк (перпендикулярно) 6 вышеописанным хребтам, а точнее Скалистому и Пастбищному, простирается Эльбрусский выступ)
  • хребет Ахкая (г. Каракая, 3646 м)

 

Легендарное место битвы местных племен с войском крымских татар.

Фото на Google +

 

Канжальская битва. ТАТАРЫ НА КАВКАЗЕ

Крымский хан Киплан Гирей завоевал Кабарду очень быстро явившись туда неожиданно со своим войском. Не приготовившись к защите и растерявшись от внезапного нападения. Кабардинцы заявили покорность. Хан взял с них заложников и остался на некоторое время в Кабарде. Свое войско он расположил в аулах. В каждом дворе было по два крымца. Татары всячески издевались над бедными кабардинцами. После обеда последние должны были, в знак покорности, запрягаться в арбы и возить своих  постояльцев, пока им не надоест. По вечерам Татары ходили по домам и осматривали кабардинских женщин, чтобы взять к себе.
Это продолжалось около полугода. Половина крымского войска стояла лагерем на горе Кинжал, у предгорья Эльбруса.  Туда кабардинцы гоняли скот для прокормления своих врагов.
В селении Ашабовом жил знатный кабардинец по имени Миншак Ашабов, князем же кабардинцев был Кургоко Атажукин. Один крымский паша заметил, что у Меишака есть красивая жена и распорядился, чтобы ее привезли к нему. Вечером пришли к  Миншаку люди за женой, но он отказался ее уступить. На следующий день призвали Миншака к хану, который положил свою большую трубку на голову Миншака, перевернув ее горящей золой вниз и держал до тех пор, пока огонь в трубке не выгорел; Миншак стоял не моргнувши глазом, как будто он не чувствовал никакой боли Удивившись твердости его. духа, хан отпустил его домой.

DSC_0967

   Ка речке Мазехе, правом притоке Малки стоял аул Кармов. Здесь были два брата. Хан сам гостил у них и был женат на их сестре. У этого хана был пелюан (борец), которого никто доселе  не мог победить. Однажды хан велел огородить плетнем место для борьбы и дать знать по аудам-кто хочет побороться с пелюаном. У братьев Кармовых был крестьянин – Бей, который был так силен, что отправляясь в лес, вырубать ступицы, ободья колес и все деревянные принадлежности арбы, привязывал к большому брусу и нес на своих плечах, не чувствуя тяжести, как будто это была вязанка дров. Этот Бей и захотел сразиться с ханским пелюаном. Начался бой. Сам пелюан кричал и ревел как лев, вызывая соперников. Позади его сидел хан и курил из длинной трубки. Вдруг подошел к пелюану Бей, схватил его мускулистыми руками, поднял вверх и швырнул о землю с такой силой, что пелюан только стонал от боли, лежа еле-еле живым. Хан, не ожидавший ничего подобного, был до такой степени поражен, что вскочил с места, бросился на Бея и пробил ему голову.

DSC_0896

Этот и другие поступки возмущали совесть кабардинцев и ненависть их против врагов росла. Созвали глашатаев князей на сход, перечисли все оскорбления от Татар и решили в следующую ночь умертвить всех татар, расположенных по домам кабардинцев Бей был во главе недовольных. Ночью он ворвался в дом братьев Кармовых, убил хана своей шашкой и поднял мятежь. Кабардинцы под начальством  князя Кургоко  напали и на лагерь татар. Половину войска они истребили, а остальных обратили в бегство. Так кончилось господство Татар на Кавказе в 1703 году.

Фарфоровский С. Татары на Кавказе (По легендам кабардинцев). Русский архив. М., 1915, кн. 2, № 7, с. 260-261.
БИТВА У ГОРЫ КИНЖАЛ

Годы  текут, как вода в реке, но память о временах минувших жива в народе. О жестокой битве кабардинцев с полчищами крымского хана рассказывает эта легенда.
Было это в предгорьях Эльбруса – там, где гора Кинжал разделяет реки Баксан и Малку.
В 17** году хан Гирей вторгся в Кабарду с большим войском. Много горя принесли с собой враги. Застигнутые врасплох, кабардинцы не смогли дать им отпор.

DSC_0901

Тяжела была неволя. Захватчики вели себя в кабардинских аулах, как дома: обложили жителей данью, самых красивых женщин насильно забирали себе в жены, мужчин заставляли работать на себя и впрягали в арбу вместо лошадей.
Хлеб, скот, баранов, лошадей – всё, что попадалось на глаза, отбирали ханские сборщики. Крымское войско, расположившееся лагерем у горы Кинжал, держало жителей в подчинении и страхе.
Долго переносил народ все мучения, но наконец терпение его истощилось. Как-то раз кабардинцы собрались в одном из аулов и стали держать совет: что дальше делать? И решили:
– Пошлем к хану своих гонцов. Пусть попросят, чтобы уменьшил дань и приказал своим людям не своевольничать так.
Главным среди гонцов выбрали князя Кургоко – храброго, решительного, прямого по характеру.
Прошло немного времени – и кабардинские послы прибыли в Крым. Они привезли хану богатые подарки. Хан принял подарки и спросил, зачем пожаловали послы.
Тогда Кургоко вышел вперед и сказал:
– Твои сборщики разоряют наши аулы. Народ измучился и прислал нас просить тебя: уменьши размеры дани и позволь нам выплачивать ее самим. А чтобы слово твое было нерушимо, выдай нам о том грамоту.
Хан слушал, сидя на бархатных подушках и поджав под себя ноги, и лицо его мрачнело от гнева.
Когда Кургоко кончил свою речь, Гирей долго сидел молча, обдумывая ответ и поглядывая искоса на стоявших перед ним кабардинцев. А потом процедил сквозь зубы:
– Хорошо. Езжайте в Кабарду и объявите народу о моей милости.
Кабардинцы ехали назад довольные, поверив обещанию. Но пока они добирались домой, ханские сборщики опередили их. Гирей повелел им собрать дани втрое больше прежнего. Стон и плач стоял в аулах, когда послы народа вернулись туда.

DSC_0955

Скоро и сам хан прибыл в Кабарду. Среди его телохранителей был один пелуан, огромного роста и необыкновенной силы. Его никто не мог победить, и хан очень гордился этим.
Однажды Гирей велел огородить плетнем место для борьбы и кликнуть клич по аулам: не желает ли кто из кабардинцев померяться силами с его пелуаном.
Долго не находилось охотника бороться с таким силачом, но потом из одного аула пришел крестьянин по имени Бей. Бей был очень силен. Он мог поднять арбу одной рукой, словно вязанку дров. Посмотрев на хваленого крымского силача, Бей усмехнулся и вызвался на борьбу.
Наступил день поединка. Народу собралась тьма-тьмущая. Хан сидел на видном месте, покуривая из длинной трубки. Пелуан стоял, самодовольно усмехаясь, – грудь колесом, ноги что бревна.

DSC_0979

Бей вышел из толпы, остановился против пелуана, и не успел тот опомниться, как крестьянин схватил его, легко поднял вверх, размахнулся и с силой швырнул на землю. Пелуан так и остался недвижим: Бей вышиб из него дух.
Не помня себя от гнева, хан подбежал к Бею и так ударил трубкой по голове, что пробил ее. Бей упал. Кабардинцы подняли крестьянина и унесли. Женщины перевязали Бею голову, приложили целебные травы. Через семь дней рана зажила.
А ханские сборщики продолжали без стеснения грабить народ. Тогда старейшины собрались на тайный совет. Долго совещались и решили:
– Дальше терпеть нельзя. Надо истребить врагов.
Хана и его телохранителей пригласили в один из самых богатых домов аула. Ничего не подозревая, крымчаки пили и ели и, как всегда, насмехались над кабардинцами. Наступила ночь, и перепившиеся гости уснули. По сигналу Кургоко началось избиение врагов. Бей убил нескольких телохранителей Гирея, но самому хану удалось бежать в Крым.
А тем временем кабардинцы под начальством Кургоко напали на ханский лагерь у горы Кинжал. Половину крымчаков перебили тут ж». Оставшиеся в живых бросились наутек по ущелью, но кабардинцы догоняли их и топили в Малке. Остальных загнали в сосновый лес в долине Лахрана. Почти все враги полегли там под ударами кабардинских сабель.
После битвы у горы Кинжал Кургоко собрал народ и велел привести пленных, которых кабардинцы нарочно оставили в живых. Он сказал им:
– Идите в Крым и расскажите вашему хану обо всем, что вы видели и слышали. И еще скажите, что мы больше не признаем его власти.

DSC_0889

Узнав о случившемся, разгневанный хан прислал в Кабарду большое войско.
Войско Гирея расположилось там, где река Кич-Малка впадает в Малку. Здесь-то и разыгралась битва, какой еще никогда не бывало на кабардинской земле.
На одного кабардинца приходилось по двадцать крымчаков, но люди дрались храбро, предпочитая смерть позору неволи. Рядом со взрослыми становились дети, и древние старики брались за оружие.
Враги не выдержали натиска кабардинцев и бежали. Кабардинцы гнали их до горы Кинжал и почти всех перебили. Лишь жалкие остатки войска Гирея вернулись в Крым.
Так народ освободился от ханского гнета. Гора Кинжал и поныне считается как бы славным памятником геройской битвы кабардинцев с крымскими завоевателями.

Акритас П., Стефанеева Е. Легенды Кавказа. Нальчик, 1958. С. 58-61.
Источник Виктор Котляров
http://viktorkotl.livejournal.com/65010.html
Плато «Канжал»
5 (100%) 5 votes
Print Friendly, PDF & Email
Share

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.

Share